Март 18th, 2009

Искусство и культура

Выслушав это заявление великого английского философа китаец, в глубине души, по-видимому, порадуется, потому что он гордится культурными и художественными достижениями своей страны.
Несмотря на драматические страницы китайской истории, нетронутыми остались своеобразные идеосинкретические эстетические воззрения. Цветистый слог танской поэзии, великолепная пейзажная живопись эпохи сунской династии, классическое изящество минского фарфора и даже современное расцветшее и достигшее совершенства кино питались из одного эстетического источника.
Традиционное китайское искусство трогает западную чувствительность потому, что его эстетика стремится избежать напряжения. Преобладающие в западном искусстве решительность и реализм никогда не встречаются в китайском, которое кажется более лапидарным, метафоричным и сдержанным. Именно это позволяет объяснить популярность на Западе, например, китайского пейзажа. Пейзажное искусство оказывает освобождающее воздействие и настраивает на философские раздумья, потому что обнаруживает взгляд на жизнь, сильно отличающийся от западного.
Это различие взглядов вытекает из различия основных подходов к жизни. Западные народы противопоставляют себя природе и считают, что они властвуют над ней, в то время как китайцы растворены в природе. Пассивное принятие природы означает, что экзистенциональных головоломок, которыми проникнуто почти все западное искусство, нет в традиционной китайской эстетике. В западной культуре Бог представляется в виде человека. В китайской философии «дао», или «путь», — это самое точное, что китайцы нашли для выражения всеобъемлющего божества, хотя и не имеющего формы. «Дао» пронизывает и сам пейзаж, и пейзажную живопись, не выдавая своего присутствия в явном виде. Читайте также о культуре древнего Рима.

Комментарии

Вы должны войти для комментирования.